Архивный документ месяца

30 октября — день памяти жертв политических репрессий

«Хотелось бы всех поименно назвать…»

А. Ахматова «Реквием»

30 октября — день памяти жертв политических репрессий

18 октября 1991 года было принято Постановление Верховного Совета РСФСР № 1763/1-I «Об установлении Дня памяти жертв политических репрессий», которое официально признало 30 октября днем памяти. Впервые он был отмечен еще 30 октября 1974 года как День политзаключенного по инициативе узников мордовских и пермских лагерей, которые объявили совместную голодовку и зажгли свечи в память о безвинно погибших.

К Дню памяти жертв политических репрессий Государственная служба управления документацией и архивами ПМР для рубрики «Архивный документ месяца» сайта ГСУДА подготовила документ – акт о приведении в исполнение приговора над осужденными к высшей мере наказания – расстрелу, датированный 30 октября 1937 года.

Этот документ был передан на вечное хранение в Центральный государственный архив ПМР в составе коллекции документов, собранных в ходе многолетней исследовательской работы в рамках темы политических репрессий краеведом, членом Ассоциации жертв политических репрессий Людмилой Павловной Алферьевой для образования Фонда документов личного происхождения Л.П. Алферьевой. Государственная служба управления документацией и архивами Приднестровской Молдавской Республики в рамках проекта «Мемориал» проводит обработку документов для создания базы данных по политическим репрессиям в МАССР. Научно-техническая обработка документов осуществляется в соответствии с Основными правилами работы государственных архивов ПМР.

Архивная служба представляет электронную копию так называемого «расстрельного списка» того времени, которое называют периодом «Большого террора». Это организационно-распорядительный документ заседаний комиссии в составе народного комиссара внутренних дел СССР – генерального комиссара государственной безопасности Н.И. Ежова и генерального прокурора СССР А.Я. Вышинского за 1937 г. В ходе таких заседаний рассматривались поданные руководством НКВД союзных и автономных республик списки лиц, которых предполагалось репрессировать в ходе так называемых «национальных» операций по обвинению в шпионской и диверсионной деятельности в пользу иностранных государств. Протокол № 1 был утвержден 8 октября 1937 г., а последний имеет порядковый номер 62 и датирован 16 декабря 1937 г.

Уникальность представленного в электронной публикации документа государственного уровня из Архивного фонда ПМР в том, что он позволяет реконструировать часть общей картины того сложного и неоднозначного времени. В 1937г. Советскому государству было всего 20 лет, а Молдавской Автономной Советской Социалистической Республике еще меньше – только 13.

Согласно представленному акту, был приведен в исполнение приговор, вынесенный осужденным к ВМН (высшей мере наказания) – расстрелу народным комиссаром внутренних дел СССР – генеральным комиссаром государственной безопасности Н.И. Ежовым и генеральным прокурором СССР А.Я. Вышинским на заседании от 18 октября 1937 г. по протоколу № 6. Документ свидетельствует о расстреле 15 человек, фамилии которых говорят о принадлежности их к составу немцев, которые проживали на территории немецких поселений в МАССР.

Период, начавшийся в июле 1937 г. и завершившийся осенью 1938 г., именуют временем «Большого террора» в связи с тем, что от половины до двух третей арестованных по политическим статьям тогда приговаривались к высшей мере наказания. Только в 1937 г. из 790 665 осужденных 353 074 были расстреляны, а 429 311 – направлены в лагеря. При этом резко сократилось количество тех, кто был направлен в ссылку или выслан (от 23 719 в 1936 г. до 1 336 в 1937 г.). Однако пик расстрелов пришелся на 1938 г. Если общее количество репрессированных по политическим статьям заметно уменьшилось (554 258 человек), то расстрелянных оказалось значительно больше, чем направленных в лагеря (328 618 и 205 509, соответственно).

Старт «Большому террору» был дан 30 июля 1937 г., после выхода в свет оперативного приказа народного комиссара внутренних дел СССР № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Следует отметить, что установленные первоначально квоты – репрессировать 268,95 тыс. человек, из которых 75,95 тыс. расстрелять, были превышены в несколько раз. С августа 1937 г. по ноябрь 1938 г. 390 тыс. человек были казнены, 380 тыс. отправлены в лагеря. Операция по этому приказу – так называемая «кулацкая» операция – стала крупнейшей во время «Большого террора». Она касалась главным образом рядовых граждан, среди которых были крестьянерабочие, духовенство, так называемые активные церковники, т.е. председатели религиозных общин, церковные старосты и т.п., асоциальные элементы, уголовники и бывшие члены оппозиционных партий. Приговоры выносились республиканскими, краевыми и областными тройками НКВД. По решениям Особой Тройки НКВД МАССР в 1937 г. было расстреляно 70 процентов репрессированных жителей Слободзейского, Григориопольского, Каменского, Дубоссарского, Рыбницкого районов. Только в октябре, ноябре и декабре 1937 г. приговорено к расстрелу 625 человек.

В МАССР период «Большого террора» имел некоторую местную специфику. 11 августа 1937 г. был издан приказ НКВД СССР № 00485 о проведении так называемых «национальных» операций. В Приднестровье это была в первую очередь «румынская» операция, хотя также проводились репрессии по национальному признаку в отношении значительного количества лиц немецкой, болгарской и польской национальностей. Начались мас­совые аресты людей по спискам – оперативным листам, которые составлялись на основе выборки фамилий из оперативных листов НКВД. Причем по требованию и установкам Центра для ареста было достаточно того, что человек ле­гально прибыл из-за кордона. В ходе «румынской» операции подавляющее большинство репрессированных в МАССР составили евреи, молдаване, русские, украин­цы и люди других национальностей. В том числе были репрессированы представители партийной, хозяйственной и советской элиты, представители научных кругов и творческой интеллигенции, а также большое количество выходцев из Бессарабии, в свое время нелегально перебравшихся в Советский Союз.

Общее количество жителей МАССР, расстрелянных в Тирасполе с августа 1937 г. до середины ноября 1938 г., составляет 4784 человек (1937 г. – 1910, 1938 – 2874).

Историческая справка по политическим репрессиям 1917-1953 гг., составленная держателем Личного фонда ЦГА ПМР Л.П. Алферьевой, – внизу страницы во вложенном файле.